Friday April 20, 2018
PDF
Печать
E-mail
20
С

Известный певец и популярный шансонье Михаил Шуфутинский – мэтр российской эстрады. Не один десяток лет приятный хрипловатый голос музыканта околдовывает миллионы слушателей, его тембр стал привычен, узнаваем и любим как в России, так и за ее пределами.

В октябре 2007 года король шансона выпустил свой 22-ой по счету альбом под названием «Москва-Владивосток» и дал первый концерт в Москве за последние пять лет.

Одним из хобби Шуфутинского является его страстное увлечение красивыми и дорогими автомобилями, о которых он с упоением рассказывает.

Autonet: Какие автомобили есть в вашем гараже?

Михаил Шуфутинский: У меня есть машины и в Америке, и в России. В США, где в последнее время бываю очень редко, – два автомобиля: кабриолет BMW и Mercedes ML. На BMW ездит моя супруга, эту машину я ей подарил. МL - что-то вроде внедорожника, а на самом деле вместительный городской автомобиль. Он жене тоже подходит, так как она занимается хозяйством, ездит за покупками… В Москве у меня был Mercedes GL. До этого: Hummer, а еще раньше был Mercedes, который называют «табуреткой» - Gelendwagen.

Cейчас у меня Porsche 911 Turbo. Я очень давно о нем мечтал. Это один из самых мощных и быстрых авто в мире – 550 лошадиных сил, достигает скорости 100 км/ч за 3,7 секунды. Я чувствую себя, как будто обуздал дикого зверя, когда еду за рулем «порше». Правда, из-за плотного рабочего графика мне довольно редко удается выезжать на специальные полигоны или летним утром, пока нет машин, пронестись по хорошей трассе со скоростью 170-190 км/час. Да и таких мест почти нет, где можно проехать без трафика, тем более нарушать не люблю.

В молодости я мечтал о спортивном автомобиле, но возможности его приобрести не было. Когда я жил в Америке, то сначала покупал поддержанные машины просто для того, чтобы хоть как-то передвигаться. Со временем, когда у меня начали появляться деньги, я не думал всерьез о покупке такого автомобиля. А потом понял, что уже могу осуществить свою мечту.

Вторая машина, на которой я сейчас езжу в России, – Сadillac Escalade. Он очень просторный – семиместный. На нем меня возит водитель.

Autonet: То есть на «порше» вы ездите сами, а на «кадиллаке» с водителем, так?

Михаил Шуфутинский: Да. В принципе, я мог бы и на «кадиллаке» ездить сам, но это не очень интересно. Поездки занимают много времени, поэтому в машине я делаю свои дела: читаю, слушаю музыку, разговариваю по телефону, - с водителем гораздо удобнее. А вот на «порше» я, конечно же, езжу сам. К сожалению, это происходит очень редко. Во-первых, климат у нас в стране неподходящий: ездить можно только летом, когда асфальт сухой. Во-вторых, даже если и выезжать на «порше», то уж точно не по маршруту «дом-офис». Ну, как можно на таком автомобиле по пробкам? Никакого интереса! А вот по воскресеньям ездить просто замечательно! Недавно прокатился по пустым дорогам до города и обратно – великолепно! Получил огромное удовольствие.

Autonet: Вы услугами водителя давно пользуетесь?

Михаил Шуфутинский: Я в Москве с 1990 года, и с тех пор почти всегда езжу с водителем.

Autonet: А водителей часто меняли?

Михаил Шуфутинский: Знаете, предыдущий работал со мной 15 лет, а сейчас он у меня управляющий. Я вообще редко меняю работников, очень привыкаю к людям. С моим директором сотрудничаем уже 16 лет. Это, наверное, возрастное: выработались привычки и стереотипы. Хочется общаться с людьми, которых ты знаешь, проверил в жизни.

Autonet: Расскажите, как получали права?

Михаил Шуфутинский: В тот период я жил в Магадане и там же ходил в автошколу. Учился на грузовике, «жигули» тогда были большой редкостью, особенно на севере. На права сдавали очень необычно: нас посадили всех в кузов, и каждый, кто сдавал, вылезал, садился в кабину к инструктору, а потом залезал обратно.

Autonet: Помните, как сели за руль вашего первого автомобиля?

Михаил Шуфутинский: Конечно, помню! Это было страшно. Мы с женой и сыном возвращались из Магадана в Москву. А там отец на мои деньги купил для меня машину. Это был «Москвич 408» голубого цвета. В то время купить машину было очень сложно – надо было долго стоять в очереди. Мы приехали из аэропорта, заехали домой, помылись, переоделись и поехали к отцу на Ленинский проспект – машина стояла у него. Там нас ждали гости, был накрыт стол. Мы изрядно выпили. И вот я захотел сесть за руль и сам отвезти семью домой. Жена, конечно, всячески отговаривала меня, но я был непреклонен. Так как я был пьян, ехал по возможности дворами, потом выскочил на трассу и каким-то образом добрался до дома и припарковался. А утром даже не помнил, как доехал. Я, правда, потом себя проклинал за это, но, слава богу, ничего не случилось. А ведь с нами был наш маленький сын! Машина была не на «автомате», а с переключателем на руле. И я помню, что я все время дергался, практики-то не было. Как доехал? Не знаю. Это самое страшное преступление в моей жизни, которое я совершил! Я ведь мог погубить и себя, и семью…

Autonet: Можете сравнить свой стиль вождения и стиль вашего водителя?

Михаил Шуфутинский: У водителя стиль, конечно, лимузинный. Он едет аккуратно и может превысить лимит скорости только в крайнем случае, если мы куда-то опаздываем: в аэропорт или на вокзал. И то без риска для моей жизни и жизни окружающих. Это для меня очень важно, так как столько людей погибает в катастрофах. Поэтому водитель меня возит аккуратно. А вот сам я могу нарушить правила, потому что в худшем случае милиционер, который меня остановит, попросит диск или автограф. У меня с ними все легко и просто. Но я стараюсь этого не делать. Считаю, что правильно водить машину, как в Америке. Там пропустить пешехода, уступить дорогу, если автомобиль включил мигалку, - это приоритет, фасон! Быть вежливым на дороге – там модно. А здесь, конечно, совсем другая история…

Autonet: По какому принципу вы выбираете автомобили? Какие внешние и внутренние качества для вас особенно важны?

Михаил Шуфутинский: Машину выбрать легко, потому что ни для кого не секрет какая машина лучше, а какая хуже. Допустим, Cadillac хуже, чем Mercedes или BMW, но он очень удобен. В нем просторно: я сижу впереди, но достаточно далеко от водителя. И при этом он очень мягкий! Ездить с водителем можно и на другой машине, например, на Infinity – она такого же плана, только жестче. А мягкость – один из критериев. Но иногда мне, наоборот, хочется, чтобы автомобиль был жестче, потому что этот «диван» немножко надоедает. Критерии в той машине, в которой я езжу с водителем таковы: она должна быть для меня удобной, я не должен в ней уставать, ведь мне иногда приходится ездить на дальние расстояния. В такие города как Ярославль, Тверь, Рязань я на поезде не отправляюсь, потому что можно и на машине эти два-три часа проехать. Что же касается автомобиля для себя, то это должен быть настоящий мускул. И когда мне говорят: «Почему ты не купишь себе Bentley? Сегодня пол рублевки на Bentley ездит…», я отвечаю: «Понимаете, в Bentley я – артист, а в Porsche – мужик!» Мне Porsche больше нравится.

Autonet: На каких автомобилях вас должны встречать, когда вы на гастролях? Это в райдере прописано?

Михаил Шуфутинский: Конечно, прописано. Это должна быть машина не старше трех лет, и одна из главных моделей фирмы. То есть, если Mercedes то S-класса; если это Audi, то А8; если BMW, то не меньше, чем седьмая модель. Я люблю просторные автомобили. Вообще критерий таков: организаторы должны предоставить мне условия, хотя бы напоминающие те, в которых я живу дома, привычную для меня обстановку – удобный номер в гостинице, хороший выезд, - тогда я также хорошо им спою.

Autonet: А нынешние машины у вас какого цвета?

Михаил Шуфутинский: Черного. Но это не специально. Когда выбирал Porsche, то просто увидел машину этого цвета, и она мне понравилась больше всех. А Cadillac просто должен быть черным. Любой другой автомобиль мог бы быть и другого цвета.

Autonet: Никогда не было желания сделать аэрографию на своих машинах?

Михаил Шуфутинский: Я вот думаю, может быть на «порше» такое сделать. Какое-нибудь красное пламя будет хорошо смотреться на черном фоне… Вот на «кадиллаке» особенно не сделаешь, на большом «мерседесе» тоже не пытался, а вот про «порше» думал. Может, и правда, пламя оранжевое сделать? Это будет красиво. Он ведь черный, невероятно стремительный… Мне нравится! Я вообще люблю всякие автомобильные фишки. Но только, чтобы это не граничило с пошлостью: есть определенные критерии, и их надо придерживаться. Если у тебя классический автомобиль, то обвесы к нему ты не должен покупать на рынке, потому что они сразу будут «занижать» машину. Все необходимые вещи нужно покупать фирменные, в специальной тюнинговой компании.

Autonet: Как вы ведете себя в московских пробках?

Михаил Шуфутинский: Раньше волновался и дергался, а теперь: во-первых – я раньше выезжаю, во-вторых – я их игнорирую. Пробка – это сегодня аксессуар, вестник нашего времени, без нее невозможно. Выезжая на дальнее расстояние, например, из дома в город, ты знаешь, что где-нибудь тебя ожидает засада: перекроют Кутузовский, потому что поедет президент или кто-то из думы, или где-то еще обязательно будет пробка! Я к этому привык, ведь без передвижения по городу я не могу. Но, если нет необходимости ехать, я не еду. Даже когда какие-то интервью: если люди могут приехать ко мне, то я их с удовольствием принимаю у себя, и никто еще не жаловался. А в пробке я слушаю радио, смотрю по сторонам, а что делать? Если опаздываешь на концерт, то можно выехать на резервную полосу, хотя сейчас таких полос уже не осталось… Я не люблю и не могу опаздывать, это у меня в крови. У меня есть две вещи, которые я ненавижу: быть должным, – если я у кого-то взял деньги, хотя давно уже этого не делаю, но, тем не менее, я возвращаю долг обязательно вовремя, иначе это для меня катастрофа. А второе – я не могу опаздывать, в моей практике считанные случаи, когда я куда-то опаздывал. Мой папа говорил так: «Приди на пять минут раньше, если ты пришел раньше, значит, тебе уже должны эти пять минут». Когда я чувствую, что опаздываю, и меня ждут, это для меня просто беда! У меня внутри что-то переворачивается, я просто выхожу из себя! Только когда совсем невозможно ничего было сделать, опаздывал в аэропорт из-за пробок, а по своей вине я никогда не опоздаю. Если мне нужно выехать без пятнадцати, то без двадцати я уже в машине.

Autonet: А не бывает таких ситуаций, когда вы, застряв в пробке и катастрофически опаздывая, оставляете машину и едете на метро?

Михаил Шуфутинский: В Москве – нет. Ехать на общественном транспорте – это завал! Тебя же все знают, и это просто беда… Я стараюсь раньше выезжать, чтобы избегать таких ситуаций. Правда, был один интересный случай, когда я ехал накануне Рождества на прямой эфир «Радио России». Мне надо было быть там к восьми, и из своего офиса из «Пекина» я выехал в половине шестого, так как знал, что будут страшные пробки. Как назло, мой водитель заболел, и я сам был за рулем. Застрял наглухо я где-то в Марьиной роще, там все стояло и в одну, и в другую сторону – вообще ничего не двигалось! Пришлось начать прямой эфир в восемь по мобильному телефону. Эфир длился час, а в девять я уже вернулся домой. Вернувшись, я понял, что потратил пять с половиной часов, и так никуда не доехал. Но все-таки прямой эфир у меня был.

 

" title="шаблоны joomla 1.7">шаблоны joomla 1.7

S5 Box

Login



Register

*
*
*
*
*

Fields marked with an asterisk (*) are required.